Пылающий Архипелаг

Апрель - май 2019, музей Вадима Сидура, Москва.

Точка установления связей между людьми и растениями в городских средах;
Видео «Школа саженцев», 22:27, 2019

Черты острова Котлин изменились во время строительства дамбы через Финский залив. Поднятый со дна залива грунт, побочный строительный мусор и обломки стали новой землей площадью в полтора квадратных километра. Кембрийская глина, щебень, ил, пластик, металл, песок — странное бугристое продуваемое место между скоростным шоссе, водоочистными прудами, городской свалкой и заливом. Местные жители называют его «Патагонией».

Не имея собственной устойчивой экосистемы, Патагония стала гостеприимной для самых разных беглянок и переселенцев. Глина зарастала березой и сосной, печеночными мхами и люпинами; пруды — тростником, кубышками и пятнистыми орхидеями. Новая жизнь привлекла собак, рыбаков, птиц, ящериц. На песках появились крошечные сады островитян. Скорее всего, именно из них сбежала облепиха — сбежала, чтобы стать участницей новой, хрупкой, нестабильной экосистемы.

Говоря «природа», мы в первую очередь представляем себе сообщества с длинным путем становления и сложно достигнутым равновесием: просторная и тяжелая дубрава, ярко цветущий луг, тёмный и хрустящий ельник-беломошник. Места, заповедные во всех смыслах. По сравнению с ними растительные сообщества, с которыми мы повседневно встречаемся — городские парки и сорняковые пустыри, лесопосадки вдоль трасс, ничейные кусты за бетонными заборами, равнодушное «озеленение» от муниципальных органов, — кажутся обедненными, ненастоящими, призрачными.

«Пылающий архипелаг» — это архипелаг именно таких вечно юных, зыбких экосистем, которые постепенно заполняют планету, переводя «старшие» экосистемы в разряд диковинок, но при этом все равно сохраняя свою репутацию вторичности и неподлинности.

Котлинская Патагония соблазняет нас, мягко сомневаясь в своем призрачном статусе. Временные заросли на ненужной земле могут быть сложными, непредсказуемыми, самостоятельными и своенравными. Эта своенравность сплетается из неожиданных и противоречивых сообществ растений, внимательного воображения ворон, детей и собак, осторожных и таинственных дел городских людей.

Облепиха, легко переходящая из сада в овраг и обратно, с длинными колючками и красивой серебряной листвой, тяжело собираемыми и очень притягательными ягодами может стать для нас одной из посланниц Пылающего архипелага. Это растение-пионерка процветает как раз в местах, где было утрачено растительное равновесие: галечные и песчаные пустоши, морозные горы и поймы агрессивных рек. Так же легко она приживается и на пустующих обрывках индустриальных и городских систем.

Пара сотен саженцев одичавшей котлинской облепихи прибудут в Музей Сидура чтобы с помощью жительниц и жителей Перово и гостей из других частей Москвы распространиться по новым для себя городским экосистемам.

Пылающий архипелаг предлагает городским человеческим животным стать частью жизни городских растительных сообществ. Для этого нужно попробовать вступить в новые отношения с крохотными саженцами колючего и яркого растения с далекого острова.

Какая в Перово почва? Много ли в ней воды? Много ли над ней света? Какие уголки обходят стороной люди с газонокосилками? Поможет ли моя забота прижиться новому растению в новом для него мире, переживет ли оно первую зиму? Появится ли в Москве новый странный сорняк? Готов/а ли я вступить в новую, уязвимую и неясную связь?